Sun. Sep 25th, 2022

Вслед за заявлением о распаде влиятельного американского металкор-коллектива Every Time I Die их фронтмен Кит Бакли опубликовал свою версию прекращения их деятельности. Он разместил текст заявления в виде картинок в своём официальном аккаунте в Twitter. Он написал следующее:

В моём сердце нет абсолютно никакой ненависти, когда я говорю, что всё, что отныне происходит с ребятами, остается только между ними и их Богом. Любая эмоциональная/ментальная связь, которая у меня была с ними, была полностью разорвана, когда я получил то письмо 20 декабря. Вот тут-то наши пути окончательно и разошлись.
Мне нужно, чтобы всем было предельно ясно, что после их заявления 3 декабря в Твиттере (а затем его удаления, а после опровержения) письмо, которое я получил 20 декабря, было единственной весточкой, которую я получил в ответ на мой запрос о разговоре с ними 7 декабря.
Они не связались со мной, чтобы решить эту проблему до “Tid The Season”. После фестиваля не было никаких возможностей связаться ни с кем из группы (ни с нашим руководством) до 17 декабря, когда наш менеджер неожиданно уволился. Тем не менее, никакого общего разговора не произошло. 20 декабря мне прислали юридический документ, в котором говорилось, что я больше не являюсь участником Every Time I Die, но при этом ими являются остальные четверо участников. Это фактический порядок событий, как я их наблюдал, и мне нужно зафиксировать их, прежде чем идти дальше. Это – МОЯ Правда.
После того, как я подслушал, как 3 декабря они говорили о своих планах заменить меня за кулисами в Эшвилле, я сыграл шоу (хотя был зол) и сразу же покинул тур. Вы все это знаете. Чего вы не знаете, так это того, что как только я вернулся домой, то предпринял несколько попыток поговорить с ними об их проблемах со мной, так как за день до шоу в Эшвилле я искренне думал, что всё за очень долгое время стало лучше, чем было. Если вы видели, как я выступал, то вы знаете, что я чувствовал, что это правда так.
После того шоу в Эшвилле я написал в Twitter, что сделаю перерыв, чтобы защитить своё психическое здоровье, потому что, честно говоря, я был чертовски опустошен. Но на следующий день они объявили, не поставив меня в известность, что продолжат тур и позволят фанатам петь вместо меня “в стиле караоке”. Кроме того, они процитировали меня таким образом, как будто я потворствовал этому или даже заранее знал о том, что они собирались так сделать. Я узнал об этом в Твиттере, так же, как и вы. Затем они отказались от этого заявления и опубликовали сообщение о поддержке, утверждая, что я всегда был “важным участником”.
Несмотря на всё это, из-за их публичного заявления о поддержке меня я подумал, что они хотят сделать приоритетом решение наших проблем. Однако, после нескольких дней, когда меня увольняли или откровенно игнорировали, я надеялся, по крайней мере, попытаться провести “TTS” цивилизованно.
20 декабря 2021 года я получил письмо, в котором говорилось, что я теперь не числюсь среди “участников Every Time I Die”, в которую входят все участники, которых не зовут Китом Бакли. Мне также приказали прекратить и воздержаться от использования имени или логотипа команды. Я немедленно обратился к адвокату. Затем я удалил название группы со всех рекламных листовок своего книжного тура. Я изменил дизайн своих аккаунтов в социальных сетях в соответствии с этим запросом. Я вёл трансляции на Twitch и не упоминал об этом. Проверьте всё это, я играл по правилам, хотя их “прекратить и воздержаться” даже не было законным. Я честно оказал им солидную услугу. Для тех, кто обеспокоен законностью, я всё еще играю по правилам и действую в соответствии с советом моего адвоката.
“Участники Every Time I Die” вернулись 5 января с предложением отдать мне группу и – вместо того, чтобы расстаться со мной – попросили меня вернуть себе название ETID и продолжить без них, с условием, что они получат оплату за использование имени и вcего такого, пока я буду ездить в туры. Дело в том, что возвращение группы и/или её замена не были чем-то, что меня интересовало в тот момент моей жизни. Кроме того, я не вижу в ETID никого, кроме этих конкретных участников, так что я отклонил это предложение 6 января. Что сделано, то сделано, но я всё ещё был открыт для того, чтобы выяснить, что будет лучше для всех нас.
После этого я подождал ответа, но быстро почувствовал себя неловко из-за того, что билеты на предстоящие туры всё ещё продавались. Насколько я понимаю, на данный момент у них не было исполняющего обязанности менеджера и, следовательно, некому было брать на себя ответственность за их решения. По словам моего адвоката, на его просьбы поговорить тоже никто не отвечал.
17 января, когда давление со стороны промоутеров усилилось, мой адвокат отправил им предлагаемое заявление для обсуждения между нами. (Вот его текст, просто для справки: “В стремлении к прозрачности я хочу сообщить вам, что 20 декабря я получил письмо от адвоката группы, согласно которому я уволен из Every Time I Die. Не было никаких обсуждений с группой ни до, ни после. Пока детали юридически прорабатываются, знайте, что я чувствую себя хорошо и с нетерпением жду того, что будет дальше. Я желаю всем добра, и в моём сердце нет ненависти”).
Я сказал, что опубликую его через 24 часа, ТОЛЬКО если они не предложат другое заявление или выразят заинтересованность в работе над новым заявлением. Как я понял, нужно было что-то сказать. Я не собирался лгать людям, чтобы защитить “участников Every Time I Die”. Ответа не последовало. Позже тем же вечером мне написал друг, посоветовав проверить Твиттер.
Там я обнаружил, что они объявили от своего имени, что мы официально распались после второго рождественского шоу.
Так я узнал, что группа, которую я основал, когда мне было 19 лет, официально распалась. Опубликовав это без предварительного разговора, без юридической консультации, без какого-либо личного чувства чести к группе, которую мы создали, эти люди лишили меня возможности попрощаться с 20 годами жертвоприношений. Это одна из самых трудных вещей, которую сложно переварить. Проведя полжизни в фургоне, я даже не получаю доступа к странице Instagram, где было собрано много воспоминаний. В сочетании с нелепыми историями, которые рассказывались, чтобы манипулировать мной и запятнать историю для любого, кто однажды захочет вернуться к ней, вызвало у меня вопль и скрежет зубов.
Моя Правда в том, что пандемия изменила меня. Полностью. Я посмотрел на свою жизнь и понял, что я не только несчастен, но и устал притворяться, что это не так. Поэтому я оставил всё это позади и нашёл то, что мне нравится. Затем я работал над тем, чтобы взрастить всю эту Любовь и установить вокруг неё границы. Любой личностный рост, произошедший после этого, был для меня чудом.
После того, как я протрезвел, я признался группе в той боли, которую причинял им в прошлом, и попросил у них прощения. Я пообещал в ответ, что я позволю той боли, которую они причинили мне, полностью уйти, чтобы все топоры войны были навсегда похоронены. Для тех, кто по понятным причинам не желает немедленно простить меня, я пообещал проявить бдительность и найти идеальный баланс счастья и самопожертвования.
В свою очередь, моё психическое здоровье было поставлено под сомнение. Или использовалось как оружие против меня, когда проведённые мной границы оскорбляли понятия тех, кто неоднократно пытался их пересечь.
Есть много причин, по которым произошёл этот распад, но всё это не могло привести ни к какому другому исходу. Это было неизбежно. В целом это наша собственная уродливая, запутанная негативная и полная слухов глубокая семейная дисфункция прекрасно сработала для этого. Наши проблемы друг с другом уходят корнями в десятилетия. Честно говоря, нам следовало распасться ещё в 2014 году. Но мы этого не сделали по своим собственным причинам. Я не могу говорить ни за кого другого, но я продолжил после этого момента только для того, чтобы общаться с другими людьми через свои тексты и живые выступления. Оглядываясь назад, я рад, что выдержала это. “From Parts Unknown”, “Low Teens” и особенно “Radical” – это важные записи, которые, как я думаю, необходимо было сделать. Я всё ещё чувствую, что “Radical”приобретёт большее значение, но моя духовная и политическая позиция, которую я занял на этой записи, стала непреодолимым предметом спора между Джорданом и мной. Однако, я не приношу извинений ни за одно сказанное слово.
Если мы друзья, если мы виделись или если мы с вами говорим на одном языке, если вы читали, что я написал или действительно услышали всё, что я сказал, и прочувствовали это, то, пожалуйста, знайте, как я благодарен за всю любовь, которую вы оказали мне и за всю красоту, которую показали мне на этом пути. Это новое начало, я обещаю.
Для тех, кто просто немного беспокоится обо мне – поверьте мне, я в порядке. Серьёзно. У меня был целый месяц, чтобы всё это обдумать. Я счастлив. Вы не обязаны мне верить. Это не изменит ту Правду, что я знаю, и которая будет здесь каждый момент моей благословенной жизни. Если вы сомневаетесь в моём характере, вы можете прочитать любую мою лирику и увидеть, что я очень откровенно рассказывал о своей жизни и всех своих трудностях.
И если вы меня до сих пор не поняли, значит, я просто не для вас. Это не значит, что мы не можем взаимно признать это и пойти своими путями в мире. Просто отпишитесь от меня. С этого момента не поддерживайте ничего с моим именем, так лучше. Нам всем будет от этого лучше.
Кроме того, пожалуйста, не посылайте никому никакой ненавистных сообщений по этому поводу. Я искренне желаю им всего, чего они заслуживают. У меня нет абсолютно никаких планов и дальше комментировать это.
Идеальной Любви, Совершенного Доверия.
Кит